Наиболее загадочные явления Природы - сновидения

Вам может показаться: зачем, мол, потребовалось рассмотрение таких банальных явлений, как сон. Поясню. Дело в том, что во время сна сознание человека отключается и он находится как бы в потустороннем мире, при этом у него повышается чувствительность к восприятию информации на тонкополевом уровне. Не случайно долгие годы состояние гипноза отождествлялось с состоянием сна. И до сих пор со спящими эффективно проводятся лечебные процедуры и занятия по запоминанию информации.

Мы считаем, что сон - это просто наилучшая форма отдыха. И с этим никто не станет спорить. Но, согласно восточным легендам, человек, погружаясь в сон, не только отдыхает, но и работает. Наверное, каждый студент, прочитав эти строки, улыбнется и скажет: "Да, это самая лучшая моя работа!"

Но оказывается, действительно, сон - это не просто отдых.

Вот что по этому поводу сообщает директор Московского центра "Эйдос" И. Матюгин: "Сны снятся каждому человеку. Но даже когда наше тело находится в состоянии покоя, благодаря снам мы продолжаем жить активной жизнью. И мир, в котором мы оказываемся в своих снах, часто по своей конкретности практически невозможно отличить от того мира, где мы бодрствуем. В сновидениях мы видим, слышим, чувствуем запахи, прикосновения, любим и страдаем. Каждый отчетливо запомнившийся сон представляет нам отчетливое доказательство того, что наша жизнь проходит не только в физической реальности. Каждую ночь от рождения до смерти мы проводим во сне, т, е, в другом, нематериальном мире. Иными словами, сон - это путь в наше подсознание, это окно в некий потусторонний мир. Во время сна человек способен воспринять воздействие чрезвычайно тонкой материи, воспринять информацию через космос".

Свидетельств тому множество. Вот одно из них. Эдуард Сэм сон в 1883 году был редактором отдела новостей в бостонской газете "Глоб", но оплата не совсем соответствовала должности. Сэм сон скудно подрабатывал как репортер и с трудом сводил концы с концами.

Однажды он слегка выпил с ребятами, когда явился в редакцию, чтобы вздремнуть на диване. Около трех часов утра, проспав уже семь часов, Сэмсон вскочил и попытался стряхнуть с себя чудовищный кошмар, пережитый во сне. Весь в поту, он повесил свою рубашку на спинку стула у открытого окна, обмыл себе голову водой из графина и сел обдумывать увиденное насколько возможно. Какой сон!.. Хорошо, что это был только сон: вопли обреченных на смерть людей еще звучат у него в ушах. Никогда еще он не наблюдал так ясно: он словно следил за развертыванием трагедии с корабельной мачты; с места, странным образом защищенного от всех опасностей, царивших вокруг.

Сэмсон сидел в пустой комнате несколько минут, не в силах решить, что делать дальше. Потом, по счастливому вдохновению, Зажег свечу и начал записывать свой сон во всех подробностях.

Он писал, как тысячи обезумевших от ужаса туземцев острова Праломе, близ Явы, бежали к морю, спасаясь от потока кипящей лавы, извергаемой вулканом позади них. Они оказались в ловушке между раскаленной лавой и кипящим морем.

Он описывал, как другие тысячи людей были смыты в море чудовищными грязевыми потоками, он писал о громовых раскатах, сотрясающих небо и землю, о гигантских волнах, швыряющих корабли, и наконец, в завершение катаклизма - о потрясающем взрыве, уничтожившем весь остров Праломе и оставившем от него только огнедышащий кратер среди пенящегося моря.

Сэмсон нацарапал на полях своей записки "Важно" и оставил ее на столе.

Там нашел ее редактор, когда пришел утром. Разумеется, он предположил, что Сэмсон это принял ночью по телефону, и напечатал все, снабдив "шапкой" на всю страницу. Другие газеты узнали о его новости и запросили подробности. Редактор подал статью на телеграф, соединяющий его с Нью Йорком. Оттуда она разошлась по всей стране, и десятки важнейших газет Чикаго и других городов поместили на своих первых страницах повесть о величайшей в мире катастрофе, - не зная, что она основана всего лишь на сне одного репортера. Это было 29 августа 1883 года.

Потом началась реакция! Продолжения истории не было по двум причинам: во первых, не было сообщения с той далекой части света, где катастрофа якобы произошла; во вторых, репортер, написавший первое сообщение, не мог придумать продолжение к нему. Получился тупик. Издатель бостонского "Глоба" потребовал объяснений, и Сэмсон, полный стыда, признался в истине. Он совершил непростительный грех, отдав в печать сообщение, не подтвержденное ничем, т, к, в бостонской библиотеке не было сведении об острове, который назывался бы Праломе. Беспомощное оправдание Сэмсона, что он не собирался отдавать свой рассказ в печать, было напрасным усилием: рассказ был уже напечатан.

Расплата была жестокая. Перед десятками сконфуженных газет встала перспектива объяснения, что они стали жертвой обмана. Сэмсона немедленно уволили, но для газеты это не решало проблему. Они ждали, чтобы бостонский "Глоб" подготовил опровержение.

Но тут вступилась природа. На западные берега США нахлынули необычно высокие волны. Из разных пунктов начали поступать отрывочные сведения о чем то необычном, происходящем в Индийском океане. В Малайе и Индии целые области были затоплены приливными волнами. Жертв было множество, но сколько - неизвестно Газеты напечатали то, что им удалось узнать, и решили подождать с извинениями за мистификацию.

Через несколько дней стало несомненно, что произошла какая то потрясающая катастрофа. Из Австралии пришло сообщение, что воздух содрогался от звуков тяжелой канонады где то на севере, по западным побережьям США, Мексики и Южной Америки прокатились огромные приливы. Этот прилив обошел вокруг всей Земли - величайшая в мировой истории океанская волна. В порты Индийского океана приходили потрепанные корабли, сообщая, что в Зондском проливе произошло извержение вулкана, уничтожившее остров вместе с его многочисленным населением, это был взрыв, сотрясший всю планету и изменивший барометрическое давление во всем мире. Атмосферная волна, обежавшая трижды вокруг земного шара, была отмечена всеми станциями на ее пути.

Это была одна из величайших газетных новостей за всю историю, и газеты жадно использовали ее. Особенно те газеты, которые успели опубликовать репортаж Сэмсона о катастрофе на острове Праломе. Извержение Кракатау было буквально мировым потрясением, самой мощной природной катастрофой в истории человечества.

Когда подробности катастрофы стали известны, бостонский "Глоб" бросил свое подготовленное опровержение в корзину и поместил полное сообщение Сэмсона на первой странице. Он притворился, будто знал эту новость все время, хотя вел себя уклончиво относительно источников своего знания. Кракатау был сенсацией всего мира, и Сэмсон вернулся в штат газеты, посвящая свое внимание ежедневным отчетам о великом событии.

Кракатау начал реветь и корчиться 27 августа 1883 года, взорвался вдребезги на следующий день и погрузился в кипящие воды Зондского пролива утром 29 го числа. Иначе говоря, живые страшные события, приснившиеся Сэмсону, действительно происходили в то самое время, когда он метался на диване в редакции бостонской газеты "Глоб".

Его описание кошмара в точности совпало с самим событием, кроме одной детали: Кракатау был назван именем "Праломе".

Эдуард Сэмсон состарился и почти ослеп, когда к его необычной истории была дописана глава. Голландское историческое общество вспомнило о ней и прислало Сэмсону в подарок старинную карту, на которой Кракатау назывался своим туземным именем, "Праломе", не употреблявшимся почти 150 лет.

Читателю, думаю, ясно, как пришла информация Сэмсону. И при этом не надо считать, что этот случай - единственный в мире. По грандиозности - да, это единственный случай, но по факту восприятия информации во сне - весьма рядовой.

В качестве дополнительного примера рассмотрим "Вещий сон криминалиста Горона", опубликованный Борисом Герцензоном в газете "НЛО" (№ 74/1997).

"Этот маленький человек по имени Горон, постоянно мучимый астмой, с непременным пенсне на близоруких глазах и со щегольски нафабренными усами был лучшим французским сыщиком конца XIX века. За свою многолетнюю службу в полиции Горон прошел нелегкую дорогу от сержанта до шефа. Этот удивительный человек раскрыл не одну сотню преступлений. С любой загадкой он был на ты. На него работала разветвленная сеть осведомителей. Во время допроса преступников он действовал на основе психологии, но если психологический нажим не приносил результата, в ход пускались другие средства. В то время во Франции появилась уже криминалистическая лаборатория, и это давало возможность еще более эффективно бороться с преступностью.

Однако случай, о котором пойдет речь, находится по ту сторону науки. Скорее всего его можно отнести к неразгаданным тайнам природы. Даже такой замечательный криминалист, каким был Горон, не смог объяснить то, что с ним произошло…"

В январе 1991 года в городе Венсене было совершено убийство старушки - госпожи Базир, проживающей в небольшой квартирке на улице Террне. Госпожа Базир была богомольной женщиной и в течение многих лет не пропустила ни одной церковной службы. В тот день почтальон не сумел достучаться к ней и заподозрил неладное. Об этом он сообщил соседям. Те тоже начали стучать в дверь. Госпожа Базир не отвечала. Тогда соседи уведомили об этом полицейского комиссара. Тот послал за слесарем, и дверь была открыта. В комнате царил полнейший беспорядок: все ящики были перерыты, шкафы открыты, а на полу были разбросаны узлы с бельем. Впрочем, все вещи были налицо; исчезли только большие тяжелые каминные часы. Впрочем, карманные золотые часы госпожи Базир, висевшие над ее кроватью, остались нетронутыми. Сама старушка лежала на полу, близ кровати, лицом вниз. Она была задушена, а на спину ей водрузили большой тяжелый сундук старинного образца, сделанный из дуба и покрытый кожей. Полицейский комиссар сразу же вызвал из Парижа Горона, ибо такие преступления совершались в Венсене не часто.

Горон привел с собой судебного следователя Гильо. Первое впечатление после осмотра квартиры убитой сводилось к тому, что убийство совершено с целью грабежа. К тому же, по словам соседей, старушка должна была снять со своего счета в банке деньги для уплаты некоторых долгов. Однако эта версия не подтвердилась. Госпожа Базир не была в банке и денег со своего счета не снимала.

"Может быть, это не грабеж, ведь преступники не забрали золотые часы, висевшие на виду над кроватью жертвы?" - подумал Горон и сразу же начал допрашивать свидетелей. Во время допроса Горон обратил внимание на одну женщину, госпожу Хан сен. Эта пожилая особа давала свои показания с особым усердием и при этом очень суетилась. Это вызвало у Горона подозрение. Однако комиссар дал о ней наилучший отзыв, заявив, что Хан сен - честнейшая женщина. К тому же ее муж служит в одной крупной конторе, получает за свою работу много денег, и их семья ни в чем не нуждается.

Утомленный допросами, уже к вечеру, Горон пришел в гостиницу, открыл свой номер и сразу же лег спать. И.., вдруг он отчетливо увидел перед собой комнату старушки Базир! Старушка только что поднялась по лестнице и вошла в комнату. В руках у нее была толстая книга.

Она присела на стул, чтобы перевести дух, затем отворила дверь в переднюю и, подойдя к своему сундуку, вкатила его в комнату с шумом и визгом его колес. В это время входная дверь отворилась, и на пороге появилась пожилая женщина с озлобленным лицом. Она потрясла веревкой: "Довольно с меня! - кричала она. - Довольно мне таких причуд! Погоди же, теперь ты не будешь будить меня твоим дилижансом, негодная тварь!" И, кинувшись на объятую ужасом старуху, которая не успела даже крикнуть, она накинула ей веревку на шею и затянула ее изо всех сил. Послышалось хрипение, и все было кончено.

Горон взглянул в лицо убийцы, хохотавшей диким смехом, и узнал в ней госпожу Хансен. "Вот тебе твой проклятый сундук! - кричала она. - Ты не будешь больше изводить меня его скрипом!"

Дотащив сундук до своей жертвы, она повалила его своей тяжестью на несчастную старуху. Ноги у той последний раз судорожно задрожали. Затем убийца быстро подошла к камину, взяла тяжелые часы, спрятала их под передник и вышла, захлопнув за собой дверь…

После этого Горон внезапно проснулся. Было еще около шести утра. Он оделся и громко постучал в дверь господина Гильо. Когда тот в халате вышел ему навстречу, он закричал: "Я нашел разгадку. Убийца - госпожа Хансен. Интуиция не подвела меня!" И он рассказал свой сон судебному следователю. "Все логично, - сказал тот. - Я уверен, что дело происходило именно так. Но ведь надо доказать вину госпожи Хансен. А это совсем не просто…"

Горон вспомнил о знаменитом парижском агенте Барбасте. При его помощи было раскрыто немало "глухих дел". Барбаст умел "разговорить" любого преступника. Как только агент приехал в Венсен, Горон рассказал ему о своем сне и госпоже Хансен. "Вы должны во что бы то ни стало добиться полного признания этой женщины и узнать у нее, куда она спрятала часы".

"Будьте уверены. Я это сделаю", - заверил Горона агент.

Барбаст застал госпожу Хансен в постели. Она заболела. Увидев агента, она разразилась руганью: "Опять вы будете меня изводить с этим проклятым делом! Я рассказала все, что знала".

Барбаст ее начал успокаивать: "Сударыня, не переживайте так. Вопрос идет о самой пустой формальности…" Он без всяких церемоний уселся подле больной. "В чем же дело?" - спросила несколько успокоенная и слегка заинтересованная госпожа Хансен. "Послушайте, - сладким голосом запел Барбаст, - между нами говоря, я нахожу вполне естественным ваш поступок. Проклятая старуха кого угодно выведет из терпения со своим чемоданом, который она то и дело катала над вашей головой. Да будь я проклят, если бы не отделался от такой негодяйки!" Глаза больной радостно заблестели.

"Ну, дружок мой, - сказала она, - успокойтесь, дело было сделано в один миг!.." "Да, но куда же вы дели часы? - невозмутимо продолжал Барбаст…" "Часы? - сказала убийца и громко рассмеялась. - Да они тут у меня, под кроватью".

Часы действительно оказались под кроватью.

Госпожу Хансен после этого признания сразу же доставили в сыскное отделение. Там она с удовольствием и во всех подробностях рассказала о совершенном ею убийстве. "Наконец то, - говорила она, - с тех пор, как умерла эта старая ханжа, я могу спать спокойно! Это было просто невыносимо. Днем и вечером она двигала свой проклятый сундук на колесах. Я должна была ее убить. Позвольте мне рассказать, как я это сделала".

Ее рассказ полностью повторил сон, который увидел в гостинице Горон. Даже детали совпали.

Отличие рассмотренного эпизода от предыдущего состоит в том, что криминалист Горон воспринял во время сна информацию не текущего момента, а более раннего (прошедшего). Стало быть, еще в квартире старушки он "захватил" некую тонкополевую информационную структуру, но "захваченную" информацию он "осознал" лишь во время сна, когда его бодрствующее сознание было отключено.

коргард инструкция по применению